+7 495 663-11-33

Железобетонные шпалы. История и современность

В поисках антисептика для железнодорожной шпалы

06 декабря 2013 г.

В концессионный период железнодорожного строительства в России (вторая половина XIX века) размеры деревянных шпал стали задавать техническими условиями, которые разрабатывали отдельно для каждой магистрали. Применяемая в России длина шпал при этом колебалась от 2,34 до 3,2 м.
Распиловку заготовок вели вручную. Стоимость конечного продукта сильно зависела от числа резов. Самыми дешевыми, простыми в изготовлении и популярными были пластинные шпалы. Круглую заготовку просто продольно распиливали пополам. Брусковые шпалы, опиленные по двум или четырем кантам, применялись реже, хотя и служили дольше.
В 1886 году был издан циркуляр, установивший шесть типоразмеров шпал, в котором основными признали брусковые. Пластинные разрешалось изготавливать только из дуба и лишь в крайнем случае – из древесины других пород.
Однако слабое развитие лесопильного производства мешало выполнять рекомендации Министерства путей сообщения. На деле частные дороги продолжали применять главным образом полулегальные пластины из сосны.
В 1900-м ведомство снова попыталось навести порядок в шпальном хозяйстве, отчасти узаконив сложившееся положение. При этом резко сокращалось количество годных для заготовки лесных пород: только сосна и дуб. Но на состоянии пути применение нового циркуляра особенно не сказалось. Пластинные шпалы гораздо быстрее брусковых повреждались и выходили из строя. Позже размеры шпал и требования к материалу неоднократно корректировались. В итоге пластинные, кроме дубовых, были-таки окончательно исключены из нормативов.
В начале ХХ века на железных дорогах России применяли деревянные шпалы 12 типоразмеров. Четырехгранные бруски заготавливались в основном для укладки на мостах и стрелочных переводах. Число шпал на километр пути было относительно невелико (от 1218 до 1500), но зато к ним предъявляли высокие требования. К примеру, до 1912 года еловые шпалы к укладке не допускали вообще, а позднее их разрешали применять только на станционных и подъездных путях.
Но из какого бы дерева ни производились эти элементы верхнего строения пути, у всех был недостаток – недолговечность. Пока дорог было мало, с этим еще как-то мирились. Но с 1880-х годов вырубка лесов в европейской части России стала массовой, что резко подняло цены на сырую древесину. Железно
дорожникам пришлось всерьез заняться решением проблемы продления срока службы шпал. Пионером в этой сфере стала Московско-Нижегородская магистраль, где впервые в России был создан специализированный шпалопропиточный завод.
Но далеко не везде применялся именно этот метод. Так, на Закаспийской дороге ради борьбы с термитами шпалы пропитывали нефтью. На Курско-Харьковско-Азовской магистрали вымачивали в соляном растворе залива Сиваш.
Интересно, что сейчас этот залив на западе Азовского моря, отделяющий Крым от материка, – курортная зона. А соли, использовавшиеся когда-то для пропит ки шпал, теперь считаются целебными.
В 1902 году на Екатерининской, Владикавказской, Московско-Виндавской и Московско-Казанской магистралях применили армирование цилиндрическими буковыми дюбелями. Правда, затраты на такое усиление шпал могли окупаться только при условии их использования в течение двух десятков лет. А это в условиях российского климата почти нереально.
С растрескиванием шпал боролись путем их обвязки и забивки различных скоб в торцы. А в 1910 году на XXVII Совещательном съезде инженеров службы пути была продемонстрирована деревянная шпала со сквозным металлическим нашпальником – полосой, к которой были присоединены фасонные упоры для рельсов. Такие мощные шпалы предлагалось укладывать через одну или две для укрепления дороги. Правда, эта идея не нашла массового применения.
Во время Первой мировой, а потом и Гражданской войны шпальное хозяйство оказалось в плачевном состоянии. Меняться ситуация стала только в 1920‑е годы, когда был утвержден новый ведомственный стандарт. За пять лет в путь было уложено около 80 млн новых шпал. При этом пропитка применялась гораздо чаще, чем до революции. К 1940 году именно обработанные шпалы составляли уже 74 % от общего количества на сети.
Чаще всего старые шпалы уничтожались, однако некоторые из них получали вторую жизнь. Например, журнал «Путеец» в 1936 году рассказывал: «На Никопольской дистанции пути Сталинской железной дороги по инициативе бывшего начальника дистанции тов. Фиалковского создана замечательная столовая для путейцев. Особенность ее в том, что построена она из старых шпал при дружном участии всего коллектива. На каждой дороге в нынешнем году идет большая смена шпал. Вместо того чтобы выпрашивать специальные средства на культурно-бытовые нужды, почему бы не последовать примеру путейцев Никопольской дистанции?»
Во время Первой мировой и Великой Отечественной войн деревянные шпалы также оказались весьма полезны родине. Их можно было относительно легко вывести из строя, что было весьма актуально при отступлении армий под натиском врага. Была создана даже специальная машина – путевой разрушитель, получивший название «Червяк», по фамилии военнослужащего, придумавшего это устройство. Путеразрушитель представлял собой огромную металлическую петлю из согнутых швеллеров, которая цеплялась к паровозу. Во время движения металлический крюк переламывал шпалы и деформировал рельсы, избавляя военных от необходимости взрывать полотно и тратить на это боеприпасы.
Там, где было возможно, путь старались сохранить. Рельсы, скрепления, стрелочные переводы и шпалы снимали, вывозили и использовали при строительстве новых линий, усилении и ремонте действующих магистралей.
Восстановление железных дорог началось задолго до завершения войны.
Масштабы работ были беспрецедентны. Так, только в 1943 году на освобожденной территории СССР было восстановлено 17,8 тыс. км главных путей, 2,1 тыс. км вторых путей и 1,7 тыс. км станционных путей. То есть всего – 21,6 тыс. км дорог.
Это больше, чем половина экватора.
Материалов катастрофически не хватало. Шпалы заготавливали не только специализированные предприятия, но и просто работники дороги, а также члены их семей. Так, в книге «Железнодорожники в Великой Отечественной войне» под редакцией Николая Конарева, возглавлявшего в 1980-х МПС СССР, расска зывается история о путеобходчике Петрозаводской дистанции пути Забайкальской дороги тов. Бянкине, который вместе с супругой лишь за одну военную зиму заготовил более 700 шпал.

 

К списку новостей